Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Gastroenterology" Том 52, №2, 2018

Back to issue

The use of elastography in patients with chronic liver diseases

Authors: Журавлева Л.В., Огнева Е.В.
Харьковский национальный медицинский университет, г. Харьков, Украина

Categories: Gastroenterology

Sections: Specialist manual

print version


Summary

У статті розглянуті переваги й недоліки неінвазивного методу діагностики фіброзу печінки — еластографії. Описано види даного методу дослідження, області застосування. Вказані найбільш ефективні види еластографії для різних хронічних захворювань печінки (хронічні гепатити В і С, неалкогольна жирова хвороба печінки, аутоімунні захворювання гепатобіліарної системи та алкогольна хвороба печінки). Проаналізовані дані нових рандомізованих контрольованих досліджень.

В статье рассмотрены преимущества и недостатки неинвазивного метода диагностики фиброза печени — эластографии. Описаны виды данного метода исследования, области применения. Указаны наиболее эффективные виды эластографии для различных хронических заболеваний печени (хронические гепатиты В и С, неалкогольная жировая болезнь печени, аутоиммунные заболевания гепатобилиарной системы и алкогольная болезнь печени). Проанализированы данные новых рандомизированных контролируемых исследований.

The article considers the advantages and disadvantages of the non-invasive method for diagnosing liver fibrosis — elastography. The types of this research method, applications were described. The most effective types of elastography for various chronic liver diseases were indicated (chronic hepatitis B and C, non-alcoholic fatty liver disease, autoimmune diseases of the hepatobiliary system and alcoholic liver disease). The latest research results were analyzed.


Keywords

хронічні захворювання печінки; фіброз печінки; еластографія

хронические заболевания печени; фиброз печени; эластография

сhronic liver diseases; liver fibrosis; elastography

Наиболее распространенными причинами хронических заболеваний печени являются хроническая инфекция вирусом гепатита B (HBV), хроническая инфекция вирусом гепатита C (HCV), неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП) и злоупотребление алкоголем (алкогольная болезнь печени — АБП). Все эти заболевания могут приводить к фиброзу печени. Конечной стадией фиброза печени является цирроз с такими потенциальными осложнениями, как портальная гипертензия, печеночная недостаточность и гепатоцеллюлярная карцинома (ГЦК). Имеются данные о том, что, когда основной этиологический фактор устраняется, фиброз печени может регрессировать или стабилизироваться [3]. Точное определение стадии фиброза печени может быть полезным для мониторинга эффективности лечения, прогрессирования заболевания и определения прогноза.
До недавнего времени выраженность морфологических изменений в печени в основном оценивали с помощью пункционной биопсии, которая является эталонным стандартом для определения стадии фиброза печени и классификации некровоспалительных изменений с использованием различных полуколичественных систем оценки. Наиболее часто используемые системы оценки включают в себя шкалу METAVIR при хронических инфекциях HBV или HCV и шкалу Brunt при неалкогольном стеатогепатите (НАСГ) [1, 20]. Все данные системы (за исключением шкалы Ishak) оценивают стадии фиброза от F0 до F4, где F0 означает отсутствие фиброза, F1 — слабовыраженный фиброз; F2 — умеренный фиброз; F3 — выраженный фиброз и F4 — цирроз. Несмотря на свои сильные стороны, биопсия печени имеет несколько недостатков: является инвазивной и связана с развитием осложнений (примерно 3 %), таких как боль и кровотечение, которые ограничивают применение метода для повторных исследований и мониторинга результатов лечения и прогрессирования заболевания. Кроме того, биопсия позволяет анализировать лишь небольшую часть печени, около 1/50 000-й части от общей паренхимы, что приводит к возможным диагностическим ошибкам [30]. Наконец, биопсия печени в силу инвазивности не может использоваться для мониторинга информации о скорости прогрессирования заболевания. Все эти ограничения делают биопсию печени несовершенным методом, недостатки которого могут приводить к неверной интерпретации результатов.
Разработаны альтернативные, неинвазивные методы оценки состояния печени, такие как сывороточные маркеры и ультрасонографическая и магнитно-резонансная (МР) визуализация на основе изображений. Маркеры сыворотки включают простые показатели, такие как количество тромбоцитов, FIB-4 и более сложные запатентованные системы оценки, такие как FibroTest/FibroSure (BioPredictive, Франция), FibroMeter (Echosens, Франция). Несмотря на то что они просты в выполнении, эти тесты имеют ограниченную точность в выявлении промежуточных стадий фиброза и, как правило, считаются менее точными, чем эластографические методы [8].

Принципы эластографии

Эластография, впервые предложенная Ophir et al. [28], представляет собой неинвазивную оценку механических свойств ткани, таких как эластичность, которая отражает устойчивость к деформации ткани при воздействии импульса звуковой волны и/или компрессии. В методах количественной эластографии давление осуществляется с помощью распространения поперечной волны, которая генерируется кратковременно, с помощью одного механического импульса или динамически, посредством непрерывного применения акустических волн. 
Количественные методы эластографии включают в себя транзиентную эластографию (TЭ) и методы импульсного воздействия акустической волны (ARFI), такие как точечная сдвиговая эластография (pSWE) и 2D-поперечноволновая эластография (2D SWE) [23]. Система FibroScan (Echosens, Париж, Франция) стала первой коммерчески доступной системой TЭ, введенной в Европе в 2003 году и одобренной в США Управлением по контролю за продуктами и лекарствами (FDA) в 2013 году. Аппарат FibroScan обеспечивает механический импульс 50 Гц с последующим изменением скорости распространения генерируемой волны. Номенклатура эластичности ARFI в литературе не стандартизирована. Хотя pSWE и 2D SWE используют ARFI для генерации сдвиговых волн, pSWE часто упоминается как показатель эластичности ARFI в опубликованных исследованиях. Чтобы избежать путаницы, в данном обзоре мы используем ARFI для описания метода генерации волн и ссылаемся на соответствующие реализации, такие как pSWE и 2D SWE.

Надежность и ошибки эластографических методов

Метод TE
Частота ошибочных результатов и надежность ТЭ оценивалась при исследовании 13 369 обследований с использованием М-датчика. Методика оказалась ошибочной в 3,1 % случаев; однако в еще 15,8 % случаев были получены ненадежные измерения. Индекс массы тела был идентифицирован как существенный фактор, способствующий неудачным и/или ненадежным результатам. Использование датчика XL улучшило на–дежность TЭ у пациентов с НАЖБП [33]. Например, при исследовании 276 пациентов достоверные измерения были получены у 73 % больных при режиме XL по сравнению с только 50 % пациентов, обследованных в М-режиме [26].
Методы pSWE и 2D SWE 
Информативность pSWE и 2D SWE сравнивалась у 79 пациентов с измерениями, проведенными тремя специалистами функциональной диагностики [40]. Частота неудач была низкой для обоих методов (5 % для 2D SWE и 1 % для pSWE). Имеются также данные, свидетельствующие о том, что опыт специалиста, выполняющего исследование, влияет на показатели pSWE [15], поэтому для проведения эластографии требуется соответствующая подготовка специалиста. 
МР-эластография
Частота ошибок при МР-эластографии низкая. Неудачные результаты обычно связаны с отложением железа в печени, наличием выраженного асцита и увеличением индекса массы тела [21, 38]. Недавний метаанализ, включающий результаты обследования 274 пациентов, содержит сведения, что изменение показателей жесткости не более чем на 22 %, которые измерены на одном и том же участке с использованием одного и того же аппарата, означает истинное измерение жесткости с достоверностью 95 % [31].
Таким образом, МР-эластография и 2D SWE, по-видимому, обеспечивают самый высокий уровень успешных измерений.

Хронические инфекции HBV и HCV

Знание стадии фиброза печени при хронических инфекциях HBV и HCV необходимо для определения прогнозов и принятия последующих решений, связанных с лечением. Сочетание мощных противовирусных препаратов прямого действия, недавно разработанных для лечения хронической инфекции HCV [34], и недавнее увеличение использования неинвазивных тестов для уточнения стадии фиброза печени, как предлагается экспертами Европейской ассоциации по изучению печени (EASL), привело к тому, что при инфекции HCV снизилась частота применения био–псии печени [14, 18]. Американская ассоциация по изучению заболеваний печени (AASLD) в руководстве по хронической инфекции HBV указывает на целесообразность TЭ для неинвазивной диагностики стадии фиброза [35].
Tранзиентная эластография 
В нескольких ранних исследованиях сообщалось об отличной диагностической эффективности ТЭ для выявления выраженного фиброза и цирроза при хронической инфекции HCV [5]. Аналогичные результаты были впоследствии сообщены другими исследованиями при хронических инфекциях HCV и HBV, хотя в некоторых случаях эффективность TЭ снижалась по сравнению с маркерами сыворотки из-за высокой доли ненадежных результатов [45]. Метаанализом подтверждена отличная диагностическая точность ТЭ для диагностики цирроза, более эффективная, чем для выявления умеренного фиброза [17]. Рекомендовано использовать комбинацию TЭ и определение сывороточных маркеров для диагностики умеренного фиброза при хронической инфекции HCV [2].
Методы ARFI стали доступными позже, чем TЭ, поэтому они менее изучены. Данные применения при хронических инфекциях HBV и HCV демонстрируют высокую точность методов для постановки стадии фиброза печени. Например, в исследовании 274 пациентов с хронической инфекцией HCV [19] была зарегистрирована высокая специфичность (90–94 %) и чувствительность (84–91 %) для диагностики стадии F3-F4 соответственно. 
Метод 2D SWE
Двумерный SWE также является высокоточным методом при хронических инфекциях HBV и HCV [37], однако менее изучен, чем pSWE и TЭ. Было обнаружено, что 2D SWE является эквивалентным, если не лучшим диагностическим инструментом, чем TЭ, для пациентов, инфицированных HCV [22].
МР-эластография
Учитывая ограниченную доступность и недавнее начало клинического применения метода МР-эласто–графии, мы имеем небольшое количество опубликованных данных по сравнению с TЭ и pSWE, с меньшим количеством проспективных исследований [44] и отсутствие исследований, включая когортные. Соглас–но опубликованным исследованиям хронической инфекции HCV или HBV, MР-эластография показала превосходную точность диагностики фиброза или цирроза печени для F2-F4, F3-F4 и F4 (95–99 %, 94–100 % и 92–100 % соответственно) [32]. 
Рекомендации EASL [9]
Для исключения цирроза все пациенты HCV должны быть обследованы при помощи ТЭ, если она доступна. При отсутствии ТЭ могут быть использованы сывороточные маркеры. 
Пациенты с HCV и диагностированным циррозом (при помощи неинвазивного метода) не нуждаются в подтверждении диагноза путем биопсии и должны пройти скрининг на портальную гипертензию и наличие ГЦК.
При хроническом гепатите В ТЭ является лучшим методом выявления фиброза печени и цирроза, чем сывороточные биомаркеры.
При гепатите B у пациентов с активной виремией (ДНК HBV > 2000 МЕ/мл) и нормальной АЛТ для выявления фиброза печени лучше всего использовать ТЭ.
У неактивных носителей (HBeAg негативный, низкая вирусная нагрузка (ДНК HBV < 2000 МЕ/мл) и нормальная АЛТ) ТЭ может применяться для исключения фиброза и цирроза. Биопсию печени следует проводить только в сомнительных случаях, после проведения ТЭ.
Среди пациентов с повышенным уровнем АЛТ показатели плотности печени должны интерпретироваться с осторожностью, а у пациентов с очень высокими уровнями АЛТ ТЭ проводить не следует.

НАЖБП и НАСГ

НАЖБП становится широко распространенной патологией во всем мире из-за увеличения численности больных ожирением и сахарным диабетом. Было показано, что фиброз печени является самым сильным предиктором осложнений у пациентов с НАЖБП [13], что мотивирует поиск надежных неинвазивных методов выявления фиброза печени.
Метод TЭ
Эксперты EASL для контроля НАЖБП рекомендуют TЭ как доступный неинвазивный метод оценки и мониторинга фиброза печени, в то время как био–псия печени по-прежнему остается золотым стандартом диагностики фиброза и цирроза [10]. Использование TЭ у пациентов с НАЖБП является сложной задачей из-за ненадежности метода у лиц с избыточным весом или ожирением при использовании стандартного M-датчика. Диапазон недостоверных значений большой: сообщается о 3,8–50 % пациентов, у которых метод был ненадежен и/или неудачен [27]. Метаанализ эффективности TЭ с использованием M-датчика при НАЖБП (n = 854) [25] показал чувствительность и специфичность для F2-F4 (79 и 75 % соответственно), F3-F4 (85 и 82 % соответственно) и F4 (92 и 92 % соответственно). Как и при хронических инфекциях HBV или HCV, TЭ более точна при выраженной стадии фиброза. Введение XL-датчика привело к более надежным результатам, чем при использовании M-датчика у пациентов с избыточным весом или ожирением [29]. 
Метод pSWE
Предварительное исследование у пациентов с НАЖБП [43] показало, что pSWE очень хорошо справляется с диагностикой стадий F3-F4 и F4 фиброза. В последующих исследованиях сообщалось о такой же высокой точности при диагностике фиброза и дифференцировке НАСГ и простого стеатоза [16].
2D SWE
2D SWE менее проверен у пациентов с НАЖБП, чем pSWE и TЭ. Недавно проспективное исследование пациентов с НАЖБП (n = 291) сравнило 2D SWE, pSWE и TЭ с использованием M-датчика [4]. При учете ненадежных результатов все методы имели аналогичный объем успешных измерений (80, 77 и 81 % для 2D SWE, TE и pSWE соответственно). Двухмерный SWE лучше, чем pSWE, подходит для диагностики умеренного фиброза (стадия F2). 
MP-эластография
Имеются также данные о том, что МР-эластография может дифференцировать НАСГ и простой стеатоз у пациентов с НАЖБП [6], но это требует дополнительного подтверждения.
Рекомендации EASL [9]
Больным НАЖБП рекомендован скрининг фиброза печени, особенно это касается пациентов, у которых диагностирован метаболический синдром или сахарный диабет 2-го типа.
В качестве средств первой линии для выявления пациентов с выраженным фиброзом или циррозом печени могут применяться неинвазивные методы оценки жесткости печени, в том числе сывороточные биомаркеры и ТЭ.
Оценка прогрессирования фиброза у пациентов с НАЖБП методом ТЭ должна проводиться каждые 3 года. 

Заболевания печени другой этиологии

TЭ также применялась при изучении аутоиммунных заболеваний печени с хорошими диагностическими результатами [41], хотя в нескольких исследованиях сообщалось, что острое воспаление в результате аутоиммунного гепатита (АИГ) может влиять на жесткость печени [42]. Было также показано, что TЭ является точным методом обнаружения фиброза при первичном билиарном циррозе (ПБЦ) [7], первичном склерозирующем холангите (ПСХ) [12] и алкогольной болезни печени (АБП) [36]. 
Методы pSWE применялись при аутоиммунных заболеваниях печени и АБП в небольшом количестве исследований [24]. Метод 2D SWE также применялся при АБП, с аналогичной точностью в сравнении с TЭ [36]. 
В диагностике АИГ [39] и ПСХ [11] отмечалась высокая диагностическая точность МР-эластографии, однако до сих пор этот метод не применялся при –изучении АБП.
МР-эластография является наиболее надежной методикой у пациентов с избыточным весом или с ожирением, с высокой точностью определения стадии фиброза, хотя опубликованные данные по-прежнему ограниченны.
Рекомендации EASL [9]
Пациентам с ПБЦ или ПСХ можно проводить неинвазивную оценку фиброза методом TЭ.
ТЭ у пациентов с АБП может быть использована для исключения выраженного фиброза или цирроза.
Наблюдение за прогрессированием фиброза печени у больных с ПБЦ и ПСХ также следует проводить при помощи TЭ.
У пациентов с ПСХ должны быть исключены стриктуры общего желчного протока или крупных печеночных протоков, поскольку обструктивный холестаз влияет на показатели жесткости печени.
Пока недостаточно оснований для рекомендаций по использованию неинвазивных тестов при АИГ.
Таким образом, эластографические методы в настоящее время являются точными методами количественной неинвазивной диагностики фиброза печени при широком диапазоне нозологий. Интерпретация результатов должна учитывать факторы, влияющие на изменение жесткости, технические ограничения. МР-эластография обладает несколько большей диагностической точностью, чем методы TЭ и ARFI, обеспечивая при этом измерение жесткости на большей площади печени. Однако этот метод требует более тщательной проверки, а высокая стоимость и ограниченная доступность могут снижать применение метода во всем мире. Методы ARFI показали аналогичную с TЭ диагностическую способность, и можно предположить, что в дальнейшем они также станут рекомендуемыми неинвазивными методами для диагностики фиброза печени. Перспективным направлением развития данного вида диагностики является появление инновационных методов, таких как трехмерная МР-эластография, которая может существенно повысить точность определения фиброза и стеатоза при заболеваниях печени. 
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии какого-либо конфликта интересов при подготовке данной статьи.

Bibliography

1. Brunt E.M. Nonalcoholic steatohepatitis: a proposal for grading and staging the histological lesions / E.M. Brunt, C.G. Janney, A.M. Di Bisceglie et al. // Am. J. Gastroenterol. — 1999. — Vol. 94(9). — P. 2467-2474.
2. Calès P. Liver fibrosis diagnosis by blood test and elastography in chronic hepatitis C: agreement or combination? / P. Calès, J. Boursier, J. Lebigot et al. // Aliment. Pharmacol. Ther. — 2017. — Vol. 45(7). — P. 991-1003. 
3. Calvaruso V. Regression of fibrosis after HBV antiviral the–rapy. Is cirrhosis reversible? / V. Calvaruso, A.Craxì // Liver Int. — 2014. — Vol. 34(Suppl. 1). — P. 85-90. 
4. Cassinotto C. Liver stiffness in nonalcoholic fatty liver disease: A comparison of supersonic shear imaging, FibroScan, and ARFI with liver biopsy / C. Cassinotto, J. Boursier, V. de Lédinghen et al. // Hepatology. — 2016. — Vol. 63(6). — P. 1817-1827. 
5. Castéra L. Prospective comparison of transient elastography, Fibrotest, APRI, and liver biopsy for the assessment of fibrosis in chronic hepatitis C / L. Castéra, J. Vergniol, J. Foucher et al. // Gastroenterology. — 2005. — Vol. 128(2). — P. 343-350. 
6. Chen J. Early detection of nonalcoholic steatohepatitis in patients with nonalcoholic fatty liver disease by using MR elastography / J. Chen, J.A.M. Talwalkar et al. // Radiology. — 2011. — Vol. 259(3). — P. 749-756. 
7. Corpechot C. Noninvasive elastography-based assessment of liver fibrosis progression and prognosis in primary biliary cirrhosis / C. Corpechot, F. Carrat, A. Poujol-Robert et al. // Hepatology. — 2012. — Vol. 56(1). — P. 198-208. 
8. Cui J. Comparative diagnostic accuracy of magnetic resonance elastography vs. eight clinical prediction rules for non-invasive diagnosis of advanced fibrosis in biopsy-proven non-alcoholic fatty liver disease: a prospective study / J. Cui, B. Ang, W. Haufe et al. // Aliment. Pharmacol. Ther. — 2015. — Vol. 41(12). — P. 1271-1280. 
9. EASL-ALEH clinical practice guidelines: non-invasive tests for evaluation of liver disease severity and prognosis // J. Hepatol. — 2015. — Vol. 63(1). — P. 237-264. 
10. EASL-EASD-EASO clinical practice guidelines for the ma–nagement of non-alcoholic fatty liver disease // J. Hepatol. — 2016. — Vol. 64(6). — P. 1388-1402. 
11. Eaton J.E. Performance of magnetic resonance elastography in primary sclerosing cholangitis / J.E. Eaton, B. Dzyubak, S.K. Venkates et al. // J. Gastroenterol. Hepatol. — 2016. — Vol. 31(6). — P. 1184-1190. 
12. Ehlken H. Validation of transient elastography and comparison with spleen length measurement for staging of fibrosis and clinical prognosis in primary sclerosing cholangitis / H. Ehlken, R. Wroblew–ski, C. Corpechot et al. // PLoS One. — 2016. — Vol. 11(10). — P. e0164224. 
13. Ekstedt M. Fibrosis stage is the strongest predictor for di–sease-specific mortality in NAFLD after up to 33 years of follow-up / M. Ekstedt, H. Hagström, P. Nasr et al. // Hepatology. — 2015. — Vol. 61(5). — P. 1547-1554. 
14. European Association for the Study of the Liver. Electronic address: easloffice@easloffice.eu. EASL recommendations on treatment of hepatitis C 2016 // J. Hepatol. — 2017. — Vol. 66(1). — P. 153-194
15. Ferraioli G. Ultrasound point shear wave elastography assessment of liver and spleen stiffness: effect of training on repeatability of measurements / G. Ferraioli, C. Tinelli, R. Lissandrin et al. // Eur. Radiol. — 2014. — Vol. 24(6). — P. 1283-1289. 
16. Fierbinteanu Braticevici C. Value of acoustic radiation force impulse imaging elastography for non-invasive evaluation of patients with nonalcoholic fatty liver disease / Braticevici C. Fierbinteanu, I. Sporea, E. Panaitescu, L. Tribus // Ultrasound Med. Biol. — 2013. — Vol. 39(11). — P. 1942-1950. 
17. Friedrich-Rust M. Performance of transient elastography for the staging of liver fibrosis: a meta-analysis / M. Friedrich-Rust, M.F. Ong, S. Martens et al. // Gastroenterology. — 2008. — Vol. 134(4). — P. 960-974. 
18. Gonzalez H.C. Role of liver biopsy in the era of direct-acting antivirals / H.C. Gonzalez, S.M. Jafri, S.C. Gordon // Curr. Gastroenterol. Rep. — 2013. — Vol. 15(2). — P. 307. 
19. Hu X. Acoustic radiation force impulse (ARFI) elastography for non-invasive evaluation of hepatic fibrosis in chronic hepatitis B and C patients: a systematic review and meta-analysis / X. Hu, L. Qiu, D. Liu et al. // Med. Ultrason. — 2017. — Vol. 19(1). — P. 23-31. 
20. Intraobserver and interobserver variations in liver biopsy interpretation in patients with chronic hepatitis C. The French METAVIR Cooperative Study Group // Hepatology. — 1994. — Vol. 20. — P. 15-20. 
21. Jajamovich G.H. Quantitative liver MRI combining phase contrast imaging, elastography, and DWI: assessment of reproduci–bility and postprandial effect at 3.0 / G.H. Jajamovich, H. Dyvorne, C. Donnerhack, B.T. Taouli // PLoS One. — 2014. — Vol. 9(5). — P. e97355. 
22. Jiang T. Diagnostic accuracy of 2D-shear wave elastography for liver fibrosis severity: a meta-analysis / T. Jiang, G. Tian, Q. Zhao et al. // PLoS One. — 2016. — Vol. 11(6). — P. e0157219. 
23. Kennedy P. Quantitative Elastography Methods in Liver Disease: Current Evidence and Future Directions / P. Kennedy, W. Mathilde, C. Laurent et al. // Radiology. — 2018. — Vol. 286 (3). 
24. Kiani A. Acoustic radiation force impulse imaging for assessing liver fibrosis in alcoholic liver disease / A. Kiani, V. Brun, F. Lainé et al. // World J. Gastroenterol. — 2016. — Vol. 22(20). — P. 4926-4935. 
25. Kwok R. Systematic review with meta-analysis: non-invasive assessment of non-alcoholic fatty liver disease — the role of transient elastography and plasma cytokeratin-18 fragments / R. Kwok, Y.K. Tse, G.L. Wong et al. // Aliment Pharmacol Ther. — 2014. — Vol. 39(3). — P. 254-269. 
26. Myers R.P. Feasibility and diagnostic performance of the Fibro–Scan XL probe for liver stiffness measurement in overweight and obese patients / R.P. Myers, G. Pomier-Layrargues, R. Kirsch et al. // Hepatology. — 2012. — Vol. 55(1). — P. 199-208. 
27. Nobili V. Accuracy and reproducibility of transient elastography for the diagnosis of fibrosis in pediatric nonalcoholic steatohepatitis / V. Nobili, F. Vizzutti, U. Arena et al. // Hepatology. — 2008. — Vol. 48(2). — P. 442-448. 
28. Ophir J. Elastography: a quantitative method for imaging the elasticity of biological tissues / J. Ophir, İ. Céspedes, H. Ponnekanti et  al. // Ultrason Imaging. — 1991. — 13(2). — P. 111-134. 
29. Puigvehí M. Impact of anthropometric features on the applicability and accuracy of FibroScan® (M and XL) in overweight/obese patients / M. Puigvehí, T. Broquetas, S. Coll et al. // J. Gastroenterol. Hepatol. — 2017. — Vol. 32(10). — P. 1746-1753. 
30. Regev A. Sampling error and intraobserver variation in liver biopsy in patients with chronic HCV infection / A. Regev, M. Berho, LJ. Jeffers et al. // Am. J. Gastroenterol. — 2002. — Vol. 97(10). — P. 2614-2618.
31. Serai S.D. Repeatability of MR elastography of liver: a meta-analysis / S.D. Serai, N.A. Obuchowski, S.K. Venkatesh et al. // Radiology. — 2017. — Vol. 285(1). — P. 92-100. 
32. Singh S. Diagnostic performance of magnetic resonance elastography in staging liver fibrosis: a systematic review and meta-analysis of individual participant data / S. Singh, S.K. Venkatesh, Z. Wang et al. // Clin. Gastroenterol. Hepatolş. — 2015. — Vol. 13(3). — P. 440-451.e6. 
33. Şirli R. Comparison between the M and XL probes for liver fibrosis assessment by transient elastography / R. Şirli, I. Sporea, A. Deleanu et al. // Med. Ultrason. — 2014. — Vol. 16(2). — P. 119-122. 
34. Suwanthawornkul T. Efficacy of second generation direct-acting antiviral agents for treatment naïve hepatitis C genotype 1: a systematic review and network meta-analysis / T. Suwanthawornkul, T. Anothaisintawee, A. Sobhonslidsuk et al. // PLoS One. — 2015. — Vol. 10(12). — P. 0145953. 
35. Terrault N.A. AASLD guidelines for treatment of chronic hepatitis B / N.A. Terrault, N.H. Bzowej, K.M. Chang et al. // Hepatology. — 2016. — Vol. 63(1). — P. 261-283. 
36. Thiele M. Transient and 2-dimensional shear-wave elasto–graphy provide comparable assessment of alcoholic liver fibrosis and cirrhosi / M. Thiele, S. Detlefsen, L. Sevelsted Møller et al. // Gastroenterology. — 2016. — Vol. 150(1). — P. 123-133. 
37. Verlinden W. Liver fibrosis evaluation using real-time shear wave elastography in hepatitis C-monoinfected and human immunodeficiency virus/hepatitis C-coinfected patients / W. Verlinden, S. Bourgeois, P. Gigase et al. // J. Ultrasound Med. — 2016. — Vol. 35(6). — P. 1299-1308. 
38. Wagner M. Technical failure of MR elastography examinations of the liver: experience from a large single-center study / M. Wagner, I. Corcuera-Solano, G. Lo et al. // Radiology. — 2017. — Vol. 284(2). — P. 401-412. 
39. Wang J. Magnetic resonance elastography is accurate in detecting advanced fibrosis in autoimmune hepatitis / J. Wang, N. Malik, M. Yin et al. // World J. Gastroenterol. — 2017. — Vol. 23(5). — P. 859-868. 
40. Woo H. Comparison of the reliability of acoustic radiation force impulse imaging and supersonic shear imaging in measurement of liver stiffness / H. Woo, J.Y. Lee, J.H. Yoon et al. // Radiology. — 2015. — Vol. 277(3). — P. 881-886. 
41. Xu Q. Evaluation of transient elastography in assessing li–ver fibrosis in patients with autoimmune hepatitis / Q. Xu, L. Sheng, H. Bao et al. // J. Gastroenterol. Hepatol. — 2017. — Vol. 32(3). — P. 639-644. 
42. Yada N. Influence of liver inflammation on liver stiffness measurement in patients with autoimmune hepatitis evaluation by combinational elastography / N. Yada, T. Sakurai, T. Minami et al. // Oncology. — 2017. — Vol. 92(Suppl. 1). — P. 10-15. 
43. Yoneda M. Nonalcoholic fatty liver disease: US-based acoustic radiation force impulse elastography / M. Yoneda, K. Suzuki, S. Kato et al. // Radiology. — 2010. — Vol. 256(2). — P. 640-647. 
44. Yoon J.H. Hepatic fibrosis: prospective comparison of MR elastography and US shear-wave elastography for evaluation / J.H. Yoon, J.M. Lee, İ. Joo et al. // Radiology. — 2014. — Vol. 273(3). — P. 772-782. 
45. Zarski J.P. Comparison of nine blood tests and transient elastography for liver fibrosis in chronic hepatitis C: the ANRS HCEP-23 study / J.P. Zarski, N. Sturm, J. Guechot et al. // Hepatol. — 2012. — Vol. 56(1). — P. 55-62. 

Back to issue