Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Gastroenterology" Том 52, №1, 2018

Back to issue

Earl Karl Songailo — a patriarch of zemstvo medicine in Yekaterynoslav region

Authors: Чабан Н.П.(1), Шевцова З.И.(2), Гапонов В.В.(3)
(1) — Редакция областной газеты «Зоря», г. Днепр, Украина
(2) — ГУ «Институт гастроэнтерологии НАМН Украины», г. Днепр, Украина
(3) — ГУ «Днепропетровская медицинская академия МЗ Украины», г. Днепр, Украина

Categories: Gastroenterology

Sections: Нistory of medicine

print version


Summary

Висвітлена історія створення земської медицини у Верхньодніпровському повіті Катеринославської губернії. Показано професійну діяльність земського лікаря графа Карла Сонгайла (1840–?). Його 25-річна служба в Саксаганській земській лікарні здобула повагу і вдячність земського зібрання й пацієнтів. Відображена аптекарська діяльність братів Карла Сонгайла — Фелікса та Даниїла.

Освещена история создания земской медицины в Верхнеднепровском уезде Екатеринославской губернии. Показана профессиональная деятельность земского врача графа Карла Сонгайло (1840–?). Его 25-летняя служба в Саксаганской земской больнице снискала уважение и благодарность земского собрания и пациентов. Отображена аптекарская деятельность братьев Карла Сонгайло — Феликса и Даниила.

The history of creating zemstvo medicine in Verhniodniprovskyi uyezd of Yekaterynoslav region has been represented. Professional activity of zemstvo doctor, earl Karl Songailo (1840–?) has been shown. His 25-year service in Saksahanskyi zemstvo hospital was praised and valued by zemstvo council and patients. Pharmaceutical activity of brothers of Karl Songailo — Felix and Daniil has been presented.


Keywords

брати Сонгайло Карл, Фелікс, Даниїл; земський лікар; провізор; граф; Катеринославщина

братья Сонгайло — Карл, Феликс, Даниил; земский врач; провизор; граф; Екатеринославщина

Songailo brothers — Karl, Felix, Daniil; zemstvo doctor; pharmacist; earl; Yekaterynoslav region

С 1 января 1864 года в России вступили в силу «Положения о губернских и уездных земских учреж–дениях», знаменовавшие значительные изменения в управлении. Наряду с системой бюрократических учреждений было создано земство как система органов самоуправления. Земская реформа была нацелена на организацию сотрудничества властных структур и общества. Избираемые населением сотрудники земства занимались решением хозяйственных и социальных проблем на местах, в том числе вопросами образования и медицины. Был проведен подбор кадров для земства из интеллигенции, горевшей желанием послужить народу своим трудом. 
Земская реформа активно проводилась и на Екатеринославщине. Были созданы губернская и уездные управы. Земские статистики создали объективную картину хозяйственной жизни. Земство строило в селах больницы, школы, сохранившиеся в отдельных случаях до нынешнего времени. Среди них — губернская земская больница (ныне областная больница им. Мечникова), Верхнеднепровская, Саксаганская, Магдалиновская, Софиевская, Новомосковская и многие другие. Проводились съезды земских врачей, учителей, выпускались земские газеты. Ныне в городе Днепре создан музей органов самоуправления. Однако информация о деятельности земских врачей в Екатеринославской губернии представлена в литературе разрозненно и неполно.
Цель данного исследования — изучить жизненный путь и профессиональную деятельность графа Карла Сонгайло — патриарха земской медицины в Верхнеднепровском уезде Екатеринославской губернии. 

О происхождении рода Сонгайло

Фамилия Сонгайло является достаточно редкой. В уникальных старых записках однофамильцы являлись важными персонами псковского боярства ХVІ–ХVІІ веков. Первые свидетельства о фамилии имеют место в указателе переписи населения Руси во время правления Иоанна Грозного. Написание фамилии латиницей: Songaiylo. Сочетания «граф и земский врач», «граф и аптекарь» встречаются крайне редко, что нас и заинтересовало. 
Кто же такой граф Карл Казимирович Сонгайло? Родился он в 1840 году, скорее всего, в небогатой семье, раз вынужден был служить по земству. Отцом его, по нашим предположениям, мог быть Казимир Марцельевич Сонгайло (1820–1911) — младший чиновник особых поручений при ковенском губернаторе.
Для уточнения данного вопроса был сделан запрос в Государственный архив Литвы. Частично процитируем полученный ответ: «В архиве Каунасского повета хранится дело управы Каунасской губернии от 1900 г. об увольнении со службы и назначении пенсии Сонгайле Казимерасу, сыну Марцелиюса (ф. І-49, д. 21220). Он прослужил 60 лет на государственной службе и просил прибавки к пенсии. В деле нет листа о службе, но несколько раз изложен ход службы и некоторые биографические ведомости — из детей упоминается лишь дочь Людвика Августа, 28.08.1856 г.р. В документах нигде не указывается титул графа, также нет сына Карла. Поэтому можем утверждать, что это не отец Карла Сонгайло. Виргиния Чиюнскене — директор Государственного исторического архива Литвы».
По мнению автора данного письма, этот Казимир Марцельевич Сонгайло не был отцом нашего врача Карла Сонгайло. Есть версия, что «наши» Сонгайло были из Подолии или Волыни. 

Учеба в Киевском университете

Вернемся к фактам, не подвергаемым сомнению. Граф Карл Сонгайло был студентом Киевского университета Святого Владимира. О сложном материальном положении юноши свидетельствуют данные из протокола заседания совета данного учебного заведения:
«10 июня 1863 года
46) Слушали: представление медицинского факультета от 25 мая за № 35 о результатах второй половины окончательного испытания, которому подвергались студенты этого факультета во втором полугодии 1862–63 учебного года.
Определили (…): 7) Уведомить медицинский факультет, что Совет не делает никакого постановления об окончательном испытании на степень лекаря Нарциса Баковецкаго, Швана Килярскаго, Адама-Петра Розенталя, Карла Сонгайло (и других. — Авт.), так как лица эти исключены из Университета за невзнос платы за учение и, не окончив полных десяти семестров, не имели права экзаменоваться на степень лекаря» [1].
Каким образом Карлу Сонгайло удалось выйти из сложного материального положения, нам неизвестно. Но юноша все же закончил Киевский университет и получил степень лекаря. Об этом свидетельствует запись из протокола заседания совета:
«Слушали: представление медицинского факультета от 20 сентября за №№ 348 и 349, об удостоении факультетом степени лекаря: Карла-Игнатия Сонгайло и Викентия Клопотовскаго. 
Определили: 1) выдать Сонгайло диплом на степень лекаря и 2) просить ходатайства г. Попечителя Киевского Учебного Округа об исключении Клопотовскаго из податнаго состояния» [2]. 
Таким образом, в 1864 году Карл Сонгайло стал дипломированным лекарем. Через четыре года юноша приехал работать на Екатеринославщину, в село Саксагань. 

В Саксаганской земской больнице

Время основания поселения Саксагань, расположенного на правом берегу одноименной реки (на месте впадения в нее речки Лозоватки), относится к ХVІІ столетию. Тогда эти земли принадлежали Запорожской Сечи и входили в состав Кодацкой паланки. Первая письменная информация о поселении датируется 1738 годом, когда на данной территории разместился зимовник военного старшины Семена Панчохи. После ликвидации царским правительством Запорожской Сечи зимовник стал государственной военной слободой Саксагань.
Каким же увидел Саксагань врач Карл Сонгайло? В ХІХ веке Саксагань стала значительным торговым пунктом. Развитию торговли и промышленности благоприятствовало выгодное территориально расположение села на тракте, который соединял Екатеринослав, Верхнеднепровск, Кременчуг, Кривой Рог, Никополь и Херсон. Ежегодно проводилось пять ярмарок, на которых продавали скот, хлеб, коноплю, овощи и фрукты. На торги собиралось более тысячи человек. На саксаганские ярмарки и базары приезжали купцы из Петербурга, Москвы, Киева, Херсона, Елизаветграда, Екатеринослава. 
На территории Саксаганской волости работал рудник, где добывалось 30 тысяч пудов железной руды в год. Возле села были открыты залежи глины высокого качества. Функционировали два кирпичных завода, две мельницы, два завода зельтерской воды, школа, больница. В 1896 году была построена каменная однопрестольная Николаевская церковь. Планировалось превратить Саксагань в уездный город, но планы не осуществились.
Саксаганская земская больница была открыта для жителей села Саксагань и близлежащих сел при активном содействии статского советника, местного помещика и общественного деятеля Эраста Константиновича Бродского (1837–?). По мере строительства в состав больницы вошли терапевтическое, хирургическое, инфекционное отделения, амбулатория, здания для медицинских работников.
Карл Сонгайло служил на одном месте, в Саксаганской земской больнице Верхнеднепровского уезда, ровно четверть века (1868–1893). Его можно считать одним из первых земских врачей (екатеринославское земство начало работать с 1866 года). Попечителем больницы с 6 октября 1889 года был меценат и помещик из старинного казачьего рода Александр Федорович Чуйкевич (1840–1917), строитель и владелец известной виллы «Ксения» в Симеизе в Крыму. Он относился к Сонгайло с большим уважением, поэтому работа этого тандема была плодотворной.
Земский врач Карл Сонгайло был в уезде экспертом, с мнением которого считались. Вот факты. 4 сентября 1874 года Верхнеднепровское уездное земство рассматривало вопрос о работе медицинской службы, и председатель собрания, уездный предводитель дворянства С.С. Потоцкий, предложил гласным выслушать мнение специалиста — земского врача г. Сонгайло. Вот информация из протокола собрания, где, по существу, озвучивается необходимость в создании службы, ныне известной как хоспис: лечебного учреждения, клиники для безнадежных (онкологических) больных, где созданы условия, облегчающие их страдания. 
«Врач Сонгайло: Был такого рода случай: приходит женщина и просит принять ее мужа. Я не принял, потому что у больного был неизлечимый рак. Он прежде был в больнице и облегчения, разумеется, не получил. Из богоугодного заведения его возвратили, потому что общество (речь о сельском обществе. — Авт.) отказалось от взноса следуемых за лечение денег. Если принимать таких больных, то больница утратит свое назначение и сделается богоугодным заведением. Между тем поступление больных вообще очень велико. Земское собрание установило месячный срок, на который принимаются все больные без исключения. Но есть такие хронические и неизлечимые болезни, которые узнаются врачом с первого взгляда, их будут привозить и затем. Родные, цураясь таких больных, не будут забирать их после месячного испытания. Придется обращаться в волость за подводой для отправки больных домой, а это не раз уже вызывало неудовольствие волости. Для болезней, неизлечимость которых сразу определить трудно, месячный срок для выяснения диагноза совершенно достаточен. Только, повторяю, этим правом воспользуются многие для того, чтобы, сдав больных, забыть о них, и даже для того, чтобы привозить в больницу умирать и не хоронить их. Были случаи, когда больные умирали на подводах по дороге в больницу, а родственники исчезали, и в больнице оставался лишь воз с мертвецом.
 
Председатель (Потоцкий): Это вопрос спорный, с одной стороны, больница действительно не богадельня, но с другой — по чувству человечества (sic!) нельзя оставлять умирать человека на улице» [3, с. 40-41]. 
Затем на сессии уездного земского собрания обсуж–дался вопрос о выдаче лекарств:
«Гласный П.В. Байдак: Насколько мне известно, аптека должна иметь привилегию для продажи лекарств.
Врач Сонгайло: Алферовская аптека отпускает лекарства бесплатно, если они будут оплачиваться, то надо учредить особую администрацию для наблюдения за фельдшерами, чтобы не было злоупотреблений, так как учитывать лекарства, отпускающиеся граммами и даже в меньших дозах, почти невозможно; да и аптека действительно должна иметь привилегию для продажи лекарств» [3, с. 43-44].
Гласных интересовали и меры против распространения сифилиса.
«Врач Сонгайло: Вред для народного здравия от сифилитиков, не окончивших своего лечения, громаден, а случаи такие очень часты. Больной полечится не–много и просится домой, а так, следуя правилам, его не отпускают до полного выздоровления. Тогда он отбивает замок, крадет свои вещи и уходит. Раз Адамовская волость представила таких дезертиров.
Председатель собрания С.С. Потоцкий: Предлагаю собранию установить следующую меру: земским врачам о таких дезертирах доносить управе и просить предложить управе употребить зависящие меры, чтобы они отправлялись за счет общества в богоугодное заведение в г. Екатеринослав» [3, с. 44].
На очередной сессии Верхнеднепровского уездного земского собрания 17 сентября 1876 года гласные обсуждали доклад о срочных разъездах врачей и добавлении в уезде пятого врача (!). Вот отрывки из прений.
«А.Ф. Чуйкевич: В добавление к сказанному я скажу, что видел у Саксаганского врача, г. Сонгайло, таблицу с указанием числа больных, отысканных им во время разъездов и оставляемых в больнице. Помнится, что, нашедши 7 человек, он оставил 23. Что же выгоднее в общем интересе?
B.А. Гельмерсен: Да к этим 23 надо прибавить тех 40–60 человек, которые явятся за советом в его отсутствие. Это я видел лично в Софиевке. Буквально сот–ни желали совета, когда врач странствовал в поисках»
[4, с. 56-57]. 
Председатель заявляет, что по вопросу об акушерках поступило коллективное заявление врачей о необходимости его пересмотра. Врач Сонгайло, приглашенный высказаться по этому предмету, по уполномочию своих товарищей указывает на необходимость иметь акушерок в каждом из 4 участков и поставить их в зависимость от участкового врача, который и должен руководить их разъездами по участку. Одна акушерка без специальной зависимости от врача не может принести желаемой пользы. 
«Н.М. Ланшин: Вопрос этот, с точки зрения здоровья женщин наших, представляется чрезвычайно важным. В судах наших очень часто на скамье подсудимых являются бабки, привлекаемые к суду за недобросовестно оказанную помощь при родах. Калечество матерей и детей от дурно направленных родов представляется случаем нередким. He могу согласиться с врачом Сонгайло, что одна акушерка никакой пользы не приносит» [4, с. 29-30].
Врач Сонгайло продолжает доказывать необходимость иметь в каждом участке особую акушерку. Требования пособий от женских болезней в большинстве случаев к нему поступают от крестьян. 
Определили (большинством — 22 голосов, против — 4) иметь двух акушерок: одну — при Саксаганской, а другую — при Попельнастовской больницах. М.Г. Поюровский при баллотировке этого вопроса взять шар отказался [4, с. 29-30]. 
«Н.М. Ланшин: Поддерживая мнение о необходимости озаботиться о помещении для врачей, полагаю необходимым построить квартиры для всех 3 участков. 
В.А. Гельмерсен: Помещение врача в Попельнастом еще хуже Софиевского; врач Петровский может выдерживать эти лишения только потому, что не имеет семейства. В Саксагани врач Сонгайло должен был заплатить за свою квартиру за три года вперед и тем сколько-нибудь удобно приспособить дом местного крестьянина. He принять каких-нибудь мер для устранения этого неудобства значит затормозить их деятельность». В заключение В. А. Гельмерсен заявляет, что все они просят квартирных денег [4, с. 65-66].
Так, выступления графа Карла Сонгайло в уездном земстве свидетельствовали о его компетенции и умении четко формулировать проблему.
В мае 1888-го верхнеднепровским уездным гласным был доложен вопрос о взимании платы за лекарства, отпускаемые из земских больниц приходящим больным, имеющим средства заплатить за них. При этом собрание ознакомилось и с отзывами врачей Карла Сонгайло и его коллеги Петра Сочинского [5]. 
В 1889-м попечитель больницы Александр Чуйкевич предложил выдвинуть кандидатуру графа Сонгайло для награждения орденом за его долголетнюю и полезную деятельность. Уездное земство это предложение поддержало, вскоре орден графу был вручен.
Спустя два года, в 1891-м, попечитель больницы Александр Федорович Чуйкевич в своем докладе сообщал:
«Главное благосостояние всякой больницы держится на сведущем опытном враче. По этому вопросу Саксаганская больница не имеет права жаловаться. Врач Сонгайло заведывает больницею от февраля 1868 г. Накануне его 25-летней службы нельзя мне не сказать о нем несколько слов. 
а) в историческом очерке развития земской медицины в Верхнеднепровском уезде врача П.М. Сочинского (с. 70) сказано так: «В 1868 году на место выбывшего врача Феодосия Ивановича Жорникова, ставшего лекарем в 1859-м, поступил врач Сонгайло. Бесспорно, что многим в постановке той или другой стороны земской медицины она обязана уважаемому товарищу К.К. Сонгайло, который своими указаниями и научными доводами всегда приходил на помощь управе и земству;
б) из цифр отчетов по Саксаганской больнице видно, что в пятилетие 1870–1874 годов стационарных было 1389 и амбулаторных 8253 — всего 9642 больных мужчин и женщин, а в пятилетие 1886–1890 годов стационарных было 1604 и амбулаторных 76 086 — всего 77 690 больных, т.е. число обращающихся за помощью выросло в 8 раз;
в) в 1872 году сентября 5 дня, по предложению гласного А.Н. Поль, земское собрание обсуждало меры предупреждения холеры и постановило: за усердную деятельность, исполненную самоотвержения, оказанную во время эпидемии от 16 мая — 1 июля 1872 года, выразить признательность врачу Сонгайло; 
г) в октябре 1889 года земское собрание постановило: ходатайствовать о награждении врача Сонгайло орденом за его долголетнюю и полезную деятельность, и в силу этого ходатайства февраля 3 дня 1891 г. ему пожалован орден св. Анны 3-й степени.
Ввиду сказанного я всего считаю совершенно справедливым выразить мое искреннее желание, чтобы врач Сонгайло и на будущее время продолжал свою деятельность при Саксаганской больнице, полагая при этом, что земское собрание, по примеру прочих земств, за 25-летнюю службу врача Сонгайло найдет возможным увеличить ему содержание в размере одной трети ныне получаемого» [6].
Таким образом, из доклада Александра Чуйкевича мы узнаем, что Петр Сочинский является автором «Исторического очерка развития земской медицины в Верхнеднепровском уезде». Примечательно, что врач Карл Сонгайло был отмечен своим замечательным современником Александром Полем и также награж–ден орденом св. Анны.
Еще через два года, 14 октября 1893-го, председатель собрания, уездный предводитель дворянства Эраст Бродский, заявил: «В нашем уезде в продолжении 25 лет нес службу земского врача граф Сонгайло. В нынешнем году он от службы уволился, почему полагаю, что следует выразить от имени земского собрания графу Сонгайлу, за его 25-летнюю беспорочную службу, благодарность» [7]. Собрание, принимая во внимание 25-летнюю беспорочную земскую службу врача, графа Карла Казимировича Сонгайло, постановило: выразить ему от имени земского собрания искреннюю благодарность.
Странное дело: согласно «Российскому медицинскому списку», в 1902 году граф Сонгайло еще находился на работе в уездном Верхнеднепровске [8]. Но никаких признаков такой работы (во всяком случае, в земстве) мы не обнаружили. Если учесть, что в 1902 году Карл Сонгайло закончил работу в Верхнеднепровске, то можно допустить, что он выехал из Екатеринославской губернии. В 1908-м он уже числился на Донбассе.
Многое покрыто мраком вокруг личности врача Карла Сонгайло. К примеру, у всех врачей в «Российском медицинском списке» указывался сначала год рож–дения, а потом год начала службы. У графа Сонгайло на месте года рождения ежегодно стоял вопросительный знак. Только из справочника 1898 года мы узнали, что родился он в 1840 году [8]. Где и когда Карл Сонгайло окончил дни свои, к сожалению, нам неизвестно. 

Работа на Голубовском руднике

Согласно «Российскому медицинскому списку», в 1908 году коллежский секретарь Карл Сонгайло работал заводским врачом на Голубовском руднике Славяносербского уезда Екатеринославской губернии [9].
Голубовское Берестово-Богодуховское товарищество, зарегистрированное в Харькове в 1890 году, было одним из крупнейших угледобывающих предприятий России на рубеже ХІХ–ХХ веков. Товарищество занималось разработкой и освоением месторождений каменного угля на Донбассе. Наибольшими рудниками компании были Берестово-Богодуховский (от названий двух балок, между которыми он располагался) и Голубовский (расположенный близ села Голубовка). Берестово-Богодуховский рудник с принадлежащим ему участком земли был приобретен товариществом 4 марта 1904 года у акционера, строителя, промышленника Петра Ионовича Губонина (1826–1894). Кстати, П.И. Губонин имел непосредственное отношение к Александровскому южно-российскому заводу (назван в честь Александра ІІІ) Брянского акционерного общества, расположенному на окраине Екатеринослава.
Учредители Голубовского Берестово-Богодуховского товарищества заботились как о своей прибыли, так и о быте своих подчиненных. Для них строили больницы и школы, открывали столовые. Подтверждением этому является работа Карла Сонгайло заводским врачом на Голубовском руднике, в его компетенцию входило оказание медицинской помощи работникам рудника. Рабочий поселок свое название Рудник Голубовский носил до 1944 года. С 1962-го поселок административно рассматривался как Голубовский район возле города Кадиевка (в советское время — Стаханов). 

Поиски родственников Карла Сонгайло 

В продолжение поисков родственников саксаганского земского врача Карла Сонгайло получена следующая информация. Горный инженер граф Людвиг Карлович Сонгайло в 1889 году состоял по Главному горному управлению с откомандированием в распоряжение АО Криворожских железных руд правления Никополь-Мариупольского горного и металлургического общества. Можно высказать предположение, что это сын врача Карла Сонгайло. 
Оказалось, не только Карл Сонгайло, но и его братья посвятили себе медицине, а если точнее — фармации. Этим же занималась жена одного из братьев. Получается, целый клан графов Сонгайло работал на медицинском поприще в дореволюционной Украине!
Вот что стало известно о брате Карла Казимировича  Феликсе. 19 сентября 1875 года члены совета университета св. Владимира в Киеве слушали представление медицинского факультета от 11 сентября 1875 года «об удостоении аптекарских учеников, в том числе Феликса Сонгайло, степени аптекарского помощника». Определили: выдать диплом аптекарского помощника ряду учеников, в том числе Феликсу Сонгайло [10]. 17 октября 1879 года с Феликсом опять произошло что-то важное, и он фигурирует в еще одном номере университетского вестника [11]. 
В 1893 году в Подольской губернии, в местечке Зиньков Летичевского уезда (ныне Виньковский район Хмельницкой области) Феликс Сонгайло служил провизором в аптеке. Через два года, в 1895-м, согласно «Российскому медицинскому списку», он уже работал провизором в местечке Воньковцы Ушицкого уезда Подольской губернии при реке Калюсе (ныне центр Виньковецкого района Хмельницкой области), а аптекарским помощником у него служил Людомил Иванович Форцевич (скорее всего, чешского происхождения) [12]. 
Из Интернета: «По Крещатику, 54, в доме Целестина Верле размещалась аптека Адриана Филипповича, графа Феликса Сонгайло и Витольда Горбачевского. На ее вывеске крупными буквами была указана первая из этих фамилий». 
В 1907 году Феликс Сонгайло уже имел аптеку в самом центре Киева! На Александровской улице Подольского участка арендаторами аптеки были братья Феликс и Карл Сонгайло. Аптека была сравнительно большой (два провизора, два помощника, один ученик). 
В «Российском медицинском списке» на 1899 год против фамилии провизора Феликса Казимировича Сонгайло указано «лит. р.-к.», то есть литовец, римо-католик [13]. В 1902 году владельцем той же аптеки по Александровской улице значится граф Феликс Казимирович Сонгайло (уже поляк, римо-католического исповедания). В 1908 году вместо Феликса Сонгайло аптекой по Александровской улице в Киеве уже владела графиня Элеонора Ивановна Сонгайло; управляющий — провизор Вячеслав Савицкий [14]. Значит, к этому времени Феликс Казимирович отошел от дел или умер? Дела перешли к его супруге.
Несколько слов и о ней. В Чернобыле под Киевом до 1893 года (включительно) владелицей вольной аптеки была дворянка Элеонора Ивановна Форцевич, по мужу Сонгайло. В 1864–1865 годах аптека принадлежала провизору Форцевичу. А к 1867 году аптека уже была во владении вдовы провизора Форцевич. В 1870–1889 годах эта же аптека значится во владении наследников провизора Форцевича. С 1890 по 1893 годы владелицей аптеки значится Элеонора Ивановна Форцевич. С 1894 года имя Элеоноры Форцевич-Сонгайло из ежегодных списков исчезает. Скорее всего, в это время супруги перебираются в Киев. В 1917 году в Киеве по адресу улица Александровская, 44 функционировала аптека графини Элеоноры Сонгайло, в 1928-м это Старопетровская аптека.
Удалось найти сведения и о третьем из братьев Сонгайло — Данииле. В марте 1871 года совет Киевского университета св. Владимира слушал вопрос об удостоении аптекарского ученика Даниила Сонгайло степени аптекарского помощника. «Определили: выдать г. Даниилу Сонгайло диплом на степень аптекарского помощника» [15]. 
В справочнике «Российский медицинский список» на 1877 год появляются две киевские аптеки Сонгайло в Печерском участке (в нашем распоряжении нет справочников за 1875 и 1876 годы, а в 1874-м в справочнике по Киеву имя Сонгайло еще не встречается), а также аптека в Киеве в Печерском участке провизора Д. Сонгайло и О. Вахлиевского. В том же участке еще одна — «провизора Сонгайло упр.». Эти же аптеки фигурируют и в 1887 году. 
Согласно «Российскому медицинскому списку на 1893 год» (с. 84) провизор Даниил Казимирович Сонгайло (поляк, римо-католик) имеет аптеку по Московской улице Печерского района города Киева. В 1897 году аптека на Московской улице Печерского участка г. Киева значится как аптека наследников графа Даниила Казимировича Сонгайло [16]. Значит, к 1897 году Даниил уже умер, раз фигурируют его наследники.
В Пензе в доме Вярьвильского в 1913 году принимала зубной врач Надежда Казимировна Сонгайло-Бессонова (http://sterh1973.livejournal.com/265084.html) [17]. О ее происхождении нам ничего не известно. Возможно, это сестра трех братьев.
Словарь Половцова называет имя еще одного лекаря: «Сонгайло, Генрих-Плагид Карлович, лекарь, писатель, 1830 г., † 1869 г.» [18]. 
В «Российском медицинском списке за 1908 год» фигурирует еще один Сонгайло — Эдмунд Генрихович, 63 лет, лекарь с 1890 года, врач-консультант Юго-Западной железной дороги [9]. 
В Департаменте народного просвещения по разным вопросам, касающимся устава гимназий и прогимназий (часть ІІІ), в Петербурге хранится дело 1884 года о графе Витольде Карловиче Сангайло (архив СПб.: Ф. 733 Оп. 165 Д. 170).
Таким образом, достоверно удалось установить, что Карл, Даниил и Феликс Казимировичи Сонгайло — братья, которые закончили Киевский университет св. Владимира. Старший (Карл) стал земским врачом, а средний (Даниил) и младший (Феликс) посвятили свою жизнь аптекарскому делу. В различных справочниках по-разному указана национальность представителей этого рода: в одном они названы литовцами, в другом — поляками. Но во всех случаях — римо-католиками!

Современность

Ныне в красивом здании Верхнеднепровского уездного земства находится отдел образования Верхнеднепровской районной госадминистрации, районный комитет профсоюзной организации работников образования и науки Украины. На здании установлена памятная доска с текстом такого содержания: «У цьому будинку в 1875 році розпочало свою роботу Верхньо–дніпровське повітове земське зібрання, гласним якого тривалий час був Олександр Поль. У рамках земства відбувалась його служба на посаді мирового почесного судді».
Село Саксагань ныне относится к Пятихатскому району Днепропетровской области. 6 ноября 2016 года в Саксагани епископ Днепровский и Криворожский Симеон освятил храм Покровы Пресвятой Богородицы. Выстроенное земством здание Саксаганской больницы уцелело до наших дней. А еще на территории больницы сохранились деревья — немые свидетели минувших лет. Саксаганская амбулатория общей практики — семейной медицины оказывает помощь жителям села (2407 человек). Пункт медицинской скорой помощи обслуживает жителей 11 населенных пунктов.
Голубовский рудник, на котором в 1908-м служил врач Карл Сонгайло, ныне находится на территории Луганской области. В 1962 году Голубовский район Кадиевки (в советское время — Стаханов) был преобразован в город областного подчинения и переименован в Кировск (по имени партийного деятеля С.М. Кирова). 12 мая 2016 года Постановлением Верховной Рады Украи–ны № 4086 от 17 февраля 2016 года город Кировск был переименован в город Голубовка. Так как город находится на территории, временно не подконтрольной Украине, его название остается прежним.
Расположенный на окраине Екатеринослава Александровский южно-российский завод Брянского акционерного общества в советское время имел название «Днепропетровский металлургический завод имени Г.И. Петровского». Ныне ПАО «ЕВРАЗ» — одно из крупнейших промышленных предприятий города Днепра и Украины.
В городе Киеве участки стали районами. Сохранились улицы Московская (Печерский район), Александровская (Святошинский район). 
Таким образом, проведенное исследование показало, что на территории Украины и России служило много представителей разветвленного рода Сонгайло литовского происхождения. Среди них были как медики, так и ученые, художники, спортсмены, государственные деятели. С историей развития земской медицины на Екатеринославщине прочно связано имя Карла Казимировича Сонгайло, а его родные братья Феликс и Даниил преуспели в аптекарском мастерстве.
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии какого-либо конфликта интересов при подготовке данной статьи.

Bibliography

1. Университетские известия. — Киев, 1863. — № 6 (июнь). — С. 19.
2. Университетские известия. — Киев, 1864. — № 11 (ноябрь). — С. 19.
3. Постановления Верхнеднепровского уездного земского собрания IX очередной сессии. — Елисаветград, 1875.
4. Постановления Верхнеднепровского уездного земского собрания. XI очередная сессия (4-е трехлетие) 17 сентября 1876. — Кременчуг, 1876. 
5. Журнал Верхнеднепровского XVIII Чрезвычайного уездного земского собрания 14 мая 1888 года // Постановления Верхнеднепровского XVIII Чрезвычайного уездного земского собрания 14 мая 1888 года. — Верхнеднепровск, 1888. — С. 3.
6. Постановления Верхнеднепровского І очередного уездного земского собрания 10–14 октября 1891 года. — Верх–неднепровск, 1892. — С. 98-100.
7. Постановления Верхнеднепровского ІІІ очередного уездного земского собрания 9–14 октября 1893 года. — Верхнеднепровск, 1894. — С. 56-57. 
8. Российский медицинский список на 1902 год. — СПб., 1902. 
9. Российский медицинский список на 1908 год. — СПб., 1908. — С. 380.
10. Университетские известия. — Киев, 1875. —№ 11 (ноябрь). — С. 28. 
11. Университетские известия. — Киев, 1885. — С. 216. 
12. Российский медицинский список на 1895 год. — СПб., 1995. — С. 108.
13. Вольные аптеки в империи // Российский медицинский список на 1899 год. — СПб., 1899. — С. 36. 
14. Вольные аптеки в империи // Российский медицинский список на 1908 год. — СПб., 1908. — С. 35.
15. Университетские известия. — Киев, 1871. — № 8 (август). — С. 26-27.
16. Вольные аптеки в империи // Российский медицинский список на 1897 год. — СПб., 1897. — С. 45.
17. http://sterh1973.livejournal.com/265084.html 14
18. Русский биографический словарь в 25 томах / Под ред. А.А. Половцова // СПб., 1909. — Т. ХІХ. — 620 с. 

Back to issue